Майя Чижавадзе

Загадочный мир Майи Шижавадже решительно смотрит в сторону абстрактного искусства. Ее инертные загадочные образы не связаны с изображением человека, а вписываются в более строгую по сравнению с другими представленными художниками систему образов. Эмбрионный мир под целлофаном, в котором бурлят неизвестные зарождающиеся массы, в котором струна оказывается одним из повторяющихся элементов повествования. Между видимым и невидимым, между четкостью и расплывчатостью нет определенной границы, контура или явной черты, существуют лишь  наложения минеральных и растительных слоев. После некоторого времени созерцания наш взгляд начинает постепенно различать разные оттенки прозрачности, составляющие саму фактуру творчества художницы: органическая, рассеивающаяся полупрозрачность, наполненная оттенками цветовой палитры, простирающейся от сиены до водно-зеленого цвета.

Произведения, в большинстве из которых используются разум, дремлющая этика, пробивающаяся сквозь фразы, включенные в композицию. Афоризмы, краткие и четкие формулы, написанные по-английски или по-русски. Так картина художницы под названием Permutation (Перестановка) открывается следующей фразой: a way, especially one of several possible variations, in which a set or number of things can be ordered or arranged (способ, один из нескольких возможных вариантов упорядочения или организации набора или определенного количества предметов). И еще эта шахматная доска с доминирующим оранжевым, на которой белый король находится в положении шах и мат.

На протяжении всей серии вполголоса звучит философская истина: любить ближнего как самого себя, разум жив, но тело слабо… Жизненные наставления, написанные филигранью, незаметные с первого взгляда. Иногда нечитаемые, закрытые туманной пеленой картины. Как если бы форма самих этих нагромождений таила бы в себе скрытое послание. Как если бы художественный объект одновременно раскрывался бы нам при помощи изобразительных и текстуальных средств. Как если бы зритель должен был бы сначала неявно уловить общее впечатление, прежде чем ознакомиться с субтитрами, содержащими объяснение и решение загадки. В данном случае загадка содержится именно на изобразительном уровне, а не в  литературной демонстрации, организуемой при помощи культурных символов, образующих реальность. Майя Шижавадже путает следы знакомой нам реальности.

Однако иногда эта фактура, далекая наследница творчества Джей. М. В. Тёрнера, сменяется полотнами, отображающими третье измерение – глубину, выраженную массами с темными тенями, которые подчеркиваются резким светом. Перспективы, не совсем свойственные нашему миру, как на полотнах сюрреалиста Ива Танги: неопределенные формы, метеориты, лежащие на лунной поверхности. Мы видим, как изображение переходит из водного состояния в земное, так создавалась история мироздания.

Stéphan Lévy-Kuenz