Анри Басилая

Родившийся в 1960 году в Тбилиси в Грузии в семье художников и музыкантов, Анри Базилайя начинает работать с 1979 года под руководством своего отца – композитора. Будучи изначально певцом и гитаристом, артистическая карьера которого определялась музыкой, постепенно Анри все больше увлекается рисованием. В самом деле, во время своих поездок он никогда не расстается с блокнотом и карандашом. Под руководством своего дяди Эдуарда Гуказова художник Базилайя осваивает различные техники письма такие как: рисунок, пастель, коллаж или масляная краска. Поступив на работу в Тбилисскую высшую школу театра и кино в 1997 году, он разрывается между музыкой и живописью, страсть к последней окончательно берет верх в 2003 году – в год его переезда в Париж.

Что мы замечаем на полотнах Базилайя с первого взгляда? Постоянство основного сюжета: прохожие-пешеходы, шагающие, бегущие по своим делам различной походкой: широкий шаг, неустойчивое положение, прыжок, решительный шаг …

Красочные персонажи, если не сказать кисловатые, светящиеся. Марионетки без веревок. Прохожие с минимальным количеством данных об их личности, с еще меньшим количеством информации об их намерениях. Рыжеволосая грузинка, белый клоун… Несколько дополнительных аксессуаров: скрипка, нож, птица… Танцовщицы или крестьянки в большинстве своем персонажи Базилайя – женщины.  Но при этом всегда один и тот же сюжет – это человеческое тело, движущееся вперед, пересекающее картину в соответствии со своим настроением, расписанием или безумием. Как на партитуре, как в реальной жизни. Музыкальная запись, следующая то справа налево, то слева направо.

Основанная на процессе разрывания и происшествиях, возникающих в результате этого артистического жеста, смешанная техника Анри Базилайя заключается в коллажах, выполненных из обрывков газет, оттеняемых краской или пастелью. И снова пестрая мозаика – неограниченный выбор материалов и цветовых сочетаний. На, как правило, темном фоне загорается что-то спонтанное, непосредственное, вырванное из временного контекста.

Ложно детский мир картин Анри Базилайя напоминает произведения из области спонтанного искусства, которые можно пересматривать вновь и вновь подобно полотнам художников-плакатистов Нового реализма, таких как Миммо Ротелла, Реймонд Хэйнс или Жак де ля Вилльгле. С той лишь разницей, что его цель заключается не в ироничной критике общества потребления через рекламные плакаты, а в выражении человека, как одинокого существа, идущего навстречу своей судьбе. Человек, движущееся тело которого вливается в динамику перемещения, динамику, оживляемую загадочными обстоятельствами. Кто эти люди, какие ценности они отстаивают, что делают они со своими ценностями? А самое главное, куда они идут? Как будто неотложное дело, интересующее их и находящееся за кадром картины, толкает эти ярко одетые персонажи идти куда-то при бешеном ветре. Героическая походка, свадебная походка, ускоренная походка? Походка в любом случае.

Неясно нарисованные на скорую руку фигуры Анри Базилайя скрывают, таким образом, множество неизвестных, которые можно было бы узнать при повествовательном прочтении его «моментальных» полотен. Неизвестные, которые мы, конечно же, никогда не узнаем. Неизвестные, дающие нам возможность поразмыслить над возможными вариантами сценариев. 

Stéphan Lévy-Kuenz